Весенний Туман
замначальника департамента глюков и монстров
Одно из забавных наблюдений с психфака: на каждом предмете обычно даётся какое-то новое определение эмоций (иногда ещё своё новое определение мышления, личности и т. д., но определение эмоций железно).
Психиатрия порадовала особенно изящным, на мой взгляд: “эмоция - это мысль, подкреплённая вегетативным дисбалансом”.

Ещё мне очень нравится описание механизма образования и функционирования невроза: “Невроз констатируется, когда личностью воспроизводится система патологических защит с виртуальным подтверждением значимости психогенной реакции”. Почем защиты патологические? Потому что они не справились с травмирующей ситуацией (либо ситуация слишком сильная, либо защиты заведомо неподходящие), и всё, что осталось у организма - это последний довод сознания: вытеснение. Вытеснение - это для организма плохо, потому что фактически оно ведёт к консервации стресса, что превращает стресс в незавершённый психологический процесс.
Незавершённые психологические процессы - привет Зейгарник - в память не переносятся, то есть, срока годности не имеют. И получается, что в организме живёт стресс, против которого применяются одни и те же неработающие защиты, снова и снова. “Картина невроза складывается из формирования порочного круга: виртуальное воспроизведение незавершённой психической травмы активирует несовершенную психическую защиту, что в свою очередь поддерживает незавершённость и, следовательно, актуальность виртуально воспроизведённого психотравмирующего события”. В процесс втягивается память - память поддерживает это самое “виртуальное воспроизведение”, натягивая актуальные неприятные ощущения на всякую мало-мальски подходящую ситуацию.
А воля в данном случае вообще наш первый враг, потому что одна из функций воли - это выступать деструктором потребности, то есть, потребность есть, а мы её игнорируем до тех пор, пока вообще не перестаём её сначала чувствовать, а потом и помнить о ней. Здравствуй, вытеснение.
Основная потребность организма в стрессе - перестать испытывать стресс, причём не только на сознательном уровне, а вообще, потому что хотя мы можем свой стресс не чувствовать, гормонов стресса от этого в организме меньше не становится, а становится в общем даже больше, потому что при осознании часть их всё-таки расходуется. Поэтому адекватная функциональная реакция на стресс - это не подавление, а то, что называется “работа со стрессом”, и это требует актуальной информированности сознания. Почему? Потому что один из компонентов стресса, без отработки которого он не распадается - это эмоциональный, а эмоция - это что? Правильно, эмоция - это мысль. И вегетативный дисбаланс.
Тут я вообще-то немного перевираю лекцию, потому что на лекции нас учили, что компоненты стресса - это когнитивный, вегетативный и моторно-тонический. И если когницию мы можем вытеснить, а моторную активность перенаправить, то вегетативный компонент в лице тех самых гормонов стресса никуда не девается и радостно продолжает фигачить по организму.

Почему слёзы являются актуальной и здоровой реакцией на стресс? Потому что они выводят гормоны из организма и вызывают лёгкое апноэ (судорожные вздохи). Апноэ активирует дыхательный центр в мозге, что, в свою очередь, снижает активность эмоциональной доминанты. Поэтому наш второй враг в горе - это утешители. Утешение в формате “не плачь-не плачь” - это вообще культурально опосредованная агрессия, потому что заткнуться и вытеснить - это ровно то, как со стрессом поступать не надо (а также ровно то, чему нас учит наша культура).
(Я давно говорю, что дать другому спокойно поплакать и отношение к самому явлению как к норме должно быть обязательной частью нормальной этики обращения с эмоциями.)

Такие дела.

@темы: методы жизни, психология вообще и моя в частности