Весенний Туман
замначальника департамента глюков и монстров
Последние полгода Арсений увлекается всякими методами мотивирования на творчество (и за это время очень, как мне кажется, достойно сыграл в мюзикле и написал несколько десятков страниц местами качественного текста, так что не могу сказать, что у него не получается, но речь не о нём, а обо мне), и его методы наконец стали пробивать и через мои годы писательского блока. Я не то что бы горжусь этой страничкой, но: 1. это первый художественный текст лет за шесть, 2. она написана менее, чем за 50 минут без вдохновения, 3. поэтому меня она радует, а для чего ещё нужно творчество.

- В каждой семье, заслуживающей уважения, обязательно должен быть дворецкий. Это не означает, что он должен там работать. Он может просто в ней жить или происходить из этой семьи. Если вы или кто-либо из ваших сородичей так и не смогли произвести на свет или нанять дворецкого, по крайней мере, приютите одного малыша!
Возможно, не все слова моей тётушки Синтии следует понимать буквально. Тётушка Синтия не общается с людьми в обычном смысле. По крайней мере, не с теми людьми, которые находятся прямо здесь и сейчас. Но то, чем мы здесь все заняты, не имело бы никакого смысла, если бы в потоке хаотичного монолога тётушки иногда не блестели бы золотые крупицы настоящей истины.
Всё началось пятнадцать лет назад, когда наша семья стояла на грани разорения. Сам я тогда был ещё крошкой, а тётушка Синтия - бодрой и энергичной шестидесятилетней женщиной, прекрасно разбиравшейся в выставочных породах кошек, этикете и методах выращивания, сбора и засолки грибов. И, увы, совершенно не разбиравшейся в финансах, как, собственно, и никто из моих ближайших родственников.
Её брат, мой отец и опора нашей семьи погиб при невыясненных обстоятельствах, предположительно, разбившись об айсберг при воздушном перелёте через Антарктиду. Он один знал, как заполнять декларацию об имуществе, можно ли сеять яровые после озимых, как заплатить налоги и спать спокойно и кому можно давать в долг и под какой процент.
В довершение всех бед он почему-то не оставил чёткого и недвусмысленного завещания.
В этих трагических и непосильных обстоятельствах тётушке Синтии ничего не оставалось, как заключить сделку с ифритами.
Как все вы, возможно, знаете, ифриты всегда следуют условиям сделок, которые они заключают. Но и цены они назначают самые что ни на есть оригинальные (в этом их самое броское отличие от дьяволов, которые в обмен на любые услуги желают только душу).
Желанием тётушки Синтии было: “Спасти семью от разорения”.
В обмен ифриты забрали у тётушки Синтии разум.
Наша семья теперь может позволить себе целый штат квалифицированных сиделок, однако все мы - я и две мои сестры - посменно дежурим рядом с тётушкой Синтией круглосуточно. Потому что никогда не знаешь, когда она скажет что-нибудь вроде:
- Каждый птеродактиль - это угроза. Каждый! Об этом очень важно помнить. Страна могла потерять лучших. Этих коварных гадов невозможно предсказать. Они отвечают всем худшим ожиданиям. Расшифровать их письмена - это наша первоочередная цель. Три. Пять. Восемь. Один. Три. Семь. Пять. Ставить только на красное. И пусть кто-нибудь свяжется с охраной торгового центра “Маргаритка”, если не задержать джентльмена в синей куртке, могут быть жертвы. Абсолютно каждый птеродактиль - это испорченные посевы, нарушения путей сообщения и обязательные проблемы в пищеварении...

@темы: словесное творчество, творчество из слов, хорошие новости