Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
17:09 

Весенний Туман
замначальника департамента глюков и монстров
Из книги Пьера Байяра «Искусство рассуждать о книгах, которые мы не читали»


Коллективная библиотека – группа книг (обычно довольно большая), которые представляются значимыми для определённой группы людей в данный момент. По мысли Байяра обычно каждый член группы не читал довольно большое количество книг из этой группы, но имеет представление о взаимоотношениях между ними.
Внутренняя библиотека – книги, которые важны для определённого человека.
Виртуальная библиотека – пространство обмена мнениями о книгах в устной или письменной форме. Это подвижная часть коллективной библиотеки каждой культуры, и располагается она в том месте, где встречаются внутренние библиотеки всех участников дискуссии.
Книга-ширма – некая заместительная сущность, которая становится предметом беседы, когда мы думаем, что беседуем о книгах (включая те, которые мы читали и думаем, что хорошо их помним), книга-проекция, подверженная влиянию конкретного момента, нашим подсознательным устремлениям, а также дискурсу о книге. Входит в коллективную библиотеку.
Внутренняя книга – некий идеальный внутренний объект, который несёт в себе один или несколько внутренних сюжетов, имеющих принципиальное значение для обладателя внутренней книги, так как в них говорится о рождении или о последнем пути. Входит во внутреннюю библиотеку.
Книга-фантом – неуловимый и подвижный объект, который возникает, когда мы беседуем или пишем о книгах. Он складывается при встрече нескольких книг-ширм, которые читатели строят на основе своих внутренних книг. Также то, что возникает при соединении виртуальных нереализованных возможностей каждой книги и нашего подсознания. Входит в виртуальную библиотеку.

"Личная внутренняя книга составлена из наших фантазий и собственных легенд, и она имеет прямое отношение к тому, что мы любим читать, к нашему выбору книг и манере чтения. Это и есть тот фантастический объект, который ищет каждый читатель, и самые лучшие книги, которые ему встретятся в жизни, будут лишь несовершенными фрагментами этого целого, но они будут подталкивать его читать дальше.
Можно сказать, что и писатель всю жизнь ищет и совершенствует свою внутреннюю книгу и его постоянно не устраивают все существующие книги, в том числе и его собственные, как бы он ни старался. А действительно, как заставить себя писать дальше, если у тебя нет такого идеального образа совершенной книги, подходящей именно тебе, - той, которую ты без конца ищешь и к которой стремишься, но никогда не можешь её создать?"


По поводу виртуальных книг и книг-фантомов – к ним должны ещё относиться смутные ощущения и ожидания от всем известных книг, которые возникают до прочтения из культурного фона (виртуальной библиотеки), также от названия, известных фактов об авторе и эпохе и прочее. У меня, например, была очень смешная история об «Унесённых ветром» и «Гордости и предубеждении».
Первая книга на основе детских воспоминаний о фильме (который, возможно, частично смешался со «Скарлетт») и каких-то ещё впечатлений до прочтения казалась мне такой сёдзе-литературой, очень девочковой, про то, кто с кем поженился и всякие романтические предпризнательные интриги. На деле «Унесённые ветром» - это суровая история о войне, голоде и лишениях, разрушении уютного маленького мира, юношеских ошибках и приверженности морально устаревшим иллюзиям, угнетённом положении женщины, а также о том, что личностно неприятные качества вроде цинизма, а также железный характер, реализм и жизнестойкость более предпочтительны с точки зрения выживабельности в трудные моменты истории, чем высокая культура и общее прекраснодушие. Очень суровая такая история, в общем, в чём-то даже тяжёлое чтение.
Относительно «Гордости и предубеждения» у меня было (даже и не знаю почему) представление, что это должна быть драматическая любовная история из жизни высшего общества, но на фоне каких-нибудь мрачных исторических обстоятельств типа войны и с какими-нибудь ещё осложнениями типа безумия, преступлений, отверждения обществом, изгнаний или хотя бы ухода на войну, такая классическая историческая эпопея, только британская.
То есть они у меня вчистую поменялись местами, и это я нахожу очень забавным.
Ещё смешное о «Твин Пикс» - до просмотра сериала у меня это была история о каком-нибудь разгульно светском образе жизни (и чтобы большая часть действия проходила в жутко пафосных казино, операх, кабаре и в холлах дорогих отелей), а Лора Палмер должна была быть такой всей светской львицей-богатой наследницей с десятком скелетов в шкафу, запутанными любовными и прочими связями и общей потерянностью в жизни. Что-то такое немного в духе «Великого Гэтсби».
__________________________________

Позднее добавление к этой теме: в контексте концепции Байяра фанфикшен становится особенно интересным явлением. С одной стороны, всё довольно просто: история очень хороша, настолько хороша, что нужна буквально небольшая доработка напильником до моей внутренней книги, ведь совершенно ясно, что (чаще всего) эти двое должны быть вместе, а его поведение объясняется главным образом недооценённостью и тонкой душевной организацией. Однако эта простота довольно иллюзорна, потому что в итоге мы получаем новый текст, который с одной стороны является заполнением дельта-расстояния от книги-ширмы (канона) до внутренней книги автора фан-фика (неуловимой и невыразимой), с другой - присоединяется к книге-фантому (первоисточнику), поскольку теперь является одним из проявлений первоисточника в культурном поле - виртуальной библиотеке. А с третьей стороны - этот текст является новой книгой, вокруг которой незамедлительно начинают развиваться все те же самые процессы, что и относительно всех остальных книг, уже созданных людьми.
С другой стороны, появляются всякие дополнительные переменные. Я думаю о фаноне. Личный фанон - это довольно понятная штука, то самое дельта-расстояние, которое отделяет книгу, с которой я ознакомился или думаю, что ознакомился, и мою внутреннюю книгу. Но есть ещё коллективный фанон - общее представление о том, какими книга, её персонажи и сюжет должны быть, но не являются. И это, кажется, какой-то альтернативный способ взаимодействия с культурным объектом вообще.

@темы: книги

URL
Комментарии
2015-08-01 в 18:37 

Laerwen
медь звенящая// every turn I take, every trail I track, every path I make, every road leads back to the sea
Знаешь, я тут еще подумала, не потому ли "авторы одного романа", сознательно не пишущие никаких других, таковы, что сразу написали воплощение своей внутренней книги, и другого им по тем или иным причинам не нужно?

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

...белый... (Мысли на случайные темы.)

главная