• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: Книги (список заголовков)
19:11 

Про ролевые модели и насилие, длинно

замначальника департамента глюков и монстров
Я иногда думаю о двух знаковых произведениях английской женской литературы девятнадцатого века с позиции того, какие же классные ролевые модели они задают.
Я о “Гордости и предубеждении” и о “Джейн Эйр”.
А конкретно читать дальше

Вопрос: Лайк
1. <3  12  (100%)
Всего: 12

@темы: психология вообще и моя в частности, книги

22:55 

замначальника департамента глюков и монстров
Случайно совпало, что я почти подряд читаю две душераздирающие книги, практически два ужастика, и оба про отношения с матерью.
Во-первых, "Разрисованная мама" (Жаклин Уилсон) - о жизни с матерью с биполярным аффективным расстройством, которая отрицает свой диагноз и избегает лечения, от лица ребёнка. Книга, страшная, в основном из-за моих триггеров.
И сейчас я ещё краем глаза почитываю книгу "Мамочка и смысл жизни. Психотерапевтические истории" (Ирвин Ялом), перевалил через середину недавно. Она вообще про другое - про смерть матери и про пожизненную обиду на неё, ту, которая делала всё, что могла, поэтому на эмоциональное тепло её уже не хватило. Тоже страшная книга, хотя тут это уже довольно объективная оценка.

@темы: книги

23:15 

замначальника департамента глюков и монстров
Недавно прочитал свою первую книгу Ялома (прокрастинируя чтение Фрейда), конкретно - “Лечение от любви и другие психотерапевтические новеллы. Это книжка в жанре “случаи из практики” (не знаю, как такое должно называться, но как-то должно), т. е. почти научпоп, но читается совершенно как худлит, потому что ну правда очень хорошо написано.

Что меня больше всего цепляет в этой книге - это искренность, уровень которой должен быть немного (или даже не немного) излишним для большинства людей, но который примерно соответствует тому уровню искренности, на котором комфортно жить мне. Особенно лично меня задел сложный сплав интереса и отвращения, который Ялом в разных формах фиксирует в разных новеллах по отношению к разным клиентам, очень похожий на тот, который я сама часто чувствую к людям. Описание своих негативных переживаний о других людях вообще-то очень безжалостная операция, и в первую очередь безжалостная по отношению к самому себе. Культура учит или скрывать негативные переживания, или, на худой конец, упрощать их, сводить к одному-двум слоям или вовсе привязывать к внешним причинам. Культура не учит анализировать эмоции, объяснять их через свои собственные страхи и желания. Для признания многих, в общем-то, простых и очевидных переживаний приходится идти вопреки множеству предписаний, а также иметь очень налаженную коммуникацию с другой стороной - или рискнуть потерей всякой коммуникации.

Так вот, мне знакома смесь жгучего интереса и отвращения ко многим людям. И когда я говорю об отвращении, даже в абсолютно анонимном тексте, мне хочется начать оправдываться, потому что отвращение - это плохо. Если я признаю, что я испытываю отвращение, тем самым я признаю, что считаю себя лучше других (что заведомо неправда, потому что эмоции сами по себе не содержат в себе оценочных характеристик). И всё это чувство вины очень мешает всерьёз посмотреть на эти чувства и задуматься о том, почему я их чувствую. Что меня интересует в других людях? Меня интересует уникальность, и тот способ, каким этот человек может воздействовать на мир вокруг себя, и стиль, в котором именно он может выстроить свою жизнь - естественный для него, отражающий его свойства и особенности и органично ему подходящий. И ещё та близость, которой я могу достичь именно с этим человеком.

Что меня отвращает? Ооо, меня отвращают страхи перед жизнью, особенно нелогичные, и потакание им, то есть, трусость, меня отвращает принципиальный отказ от ответственности за себя, свою жизнь или свои эмоции, меня отвращает ненависть к себе во всех формах и проявлениях, меня отвращают игры вокруг отрицания действительности, меня отвращает жестокость к другим, которая обычно проистекает от нарушенной эмпатии, которая, в свою очередь, часто берётся из нарушенных отношений с собой. Меня отвращают боль и ложь, когда они ходят парой.

По сути моё отвращение - это эмоция по отношению к естественному врагу - человеческому несчастью.

И только позволив себе признать её, я могу разделить в себе моего собеседника и его проблему. И в итоге вступить в совершенно разные, даже противоположные отношения с ними обоими.
И это, видимо, тот метод, о котором пишет Ялом.

@темы: книги, психология вообще и моя в частности

23:34 

замначальника департамента глюков и монстров
Классиков психологии ужасно тяжело толкового пересказывать.

Вот Фрейд, например, пишет (по крайней мере, в том, что я успел прочитать к текущему моменту), не о собственно сексуальной фрустрации как факторе, определяющем человеческую деятельность, а о вытесненных в подсознание импульсах, как правило сексуальных, которые в принципе невыполнимы, потому что не согласуются ни с фактором реальности, ни, собственно, с другими частями психики. Таких, как интерес к сексуальному взаимодействию с близкими родственниками, да. (Самое любопытное здесь то, как такие штуки получаются: они получаются, потому что сексуальность начинает развиваться в том возрасте, когда со всеми своими эмоционально и психологически значимыми фигурами человек находится в естественном слиянии, поэтому любой интерес по факту является инцестуальным. Такой вот баг от эволюции. Причём эта ранняя детская сексуальность - совсем не то же самое, что взрослая сексуальность, это как сравнивать зародыш с взрослым человеком. И только в таком ключе её получается адекватно рассматривать. И Фрейд, в отличие от некоторых пересказчиков, это понимал.)

Я, кстати, совсем не претендую, что мой пересказ более правильный, чем другие. Пересказывать классиков - это беда просто.

@темы: психология вообще и моя в частности, книги

17:09 

замначальника департамента глюков и монстров
Из книги Пьера Байяра «Искусство рассуждать о книгах, которые мы не читали»


Коллективная библиотека – группа книг (обычно довольно большая), которые представляются значимыми для определённой группы людей в данный момент. По мысли Байяра обычно каждый член группы не читал довольно большое количество книг из этой группы, но имеет представление о взаимоотношениях между ними.
Внутренняя библиотека – книги, которые важны для определённого человека.
Виртуальная библиотека – пространство обмена мнениями о книгах в устной или письменной форме. Это подвижная часть коллективной библиотеки каждой культуры, и располагается она в том месте, где встречаются внутренние библиотеки всех участников дискуссии.
Книга-ширма – некая заместительная сущность, которая становится предметом беседы, когда мы думаем, что беседуем о книгах (включая те, которые мы читали и думаем, что хорошо их помним), книга-проекция, подверженная влиянию конкретного момента, нашим подсознательным устремлениям, а также дискурсу о книге. Входит в коллективную библиотеку.
Внутренняя книга – некий идеальный внутренний объект, который несёт в себе один или несколько внутренних сюжетов, имеющих принципиальное значение для обладателя внутренней книги, так как в них говорится о рождении или о последнем пути. Входит во внутреннюю библиотеку.
Книга-фантом – неуловимый и подвижный объект, который возникает, когда мы беседуем или пишем о книгах. Он складывается при встрече нескольких книг-ширм, которые читатели строят на основе своих внутренних книг. Также то, что возникает при соединении виртуальных нереализованных возможностей каждой книги и нашего подсознания. Входит в виртуальную библиотеку.

"Личная внутренняя книга составлена из наших фантазий и собственных легенд, и она имеет прямое отношение к тому, что мы любим читать, к нашему выбору книг и манере чтения. Это и есть тот фантастический объект, который ищет каждый читатель, и самые лучшие книги, которые ему встретятся в жизни, будут лишь несовершенными фрагментами этого целого, но они будут подталкивать его читать дальше.
Можно сказать, что и писатель всю жизнь ищет и совершенствует свою внутреннюю книгу и его постоянно не устраивают все существующие книги, в том числе и его собственные, как бы он ни старался. А действительно, как заставить себя писать дальше, если у тебя нет такого идеального образа совершенной книги, подходящей именно тебе, - той, которую ты без конца ищешь и к которой стремишься, но никогда не можешь её создать?"


По поводу виртуальных книг и книг-фантомов – к ним должны ещё относиться смутные ощущения и ожидания от всем известных книг, которые возникают до прочтения из культурного фона (виртуальной библиотеки), также от названия, известных фактов об авторе и эпохе и прочее. У меня, например, была очень смешная история об «Унесённых ветром» и «Гордости и предубеждении».
Первая книга на основе детских воспоминаний о фильме (который, возможно, частично смешался со «Скарлетт») и каких-то ещё впечатлений до прочтения казалась мне такой сёдзе-литературой, очень девочковой, про то, кто с кем поженился и всякие романтические предпризнательные интриги. На деле «Унесённые ветром» - это суровая история о войне, голоде и лишениях, разрушении уютного маленького мира, юношеских ошибках и приверженности морально устаревшим иллюзиям, угнетённом положении женщины, а также о том, что личностно неприятные качества вроде цинизма, а также железный характер, реализм и жизнестойкость более предпочтительны с точки зрения выживабельности в трудные моменты истории, чем высокая культура и общее прекраснодушие. Очень суровая такая история, в общем, в чём-то даже тяжёлое чтение.
Относительно «Гордости и предубеждения» у меня было (даже и не знаю почему) представление, что это должна быть драматическая любовная история из жизни высшего общества, но на фоне каких-нибудь мрачных исторических обстоятельств типа войны и с какими-нибудь ещё осложнениями типа безумия, преступлений, отверждения обществом, изгнаний или хотя бы ухода на войну, такая классическая историческая эпопея, только британская.
То есть они у меня вчистую поменялись местами, и это я нахожу очень забавным.
Ещё смешное о «Твин Пикс» - до просмотра сериала у меня это была история о каком-нибудь разгульно светском образе жизни (и чтобы большая часть действия проходила в жутко пафосных казино, операх, кабаре и в холлах дорогих отелей), а Лора Палмер должна была быть такой всей светской львицей-богатой наследницей с десятком скелетов в шкафу, запутанными любовными и прочими связями и общей потерянностью в жизни. Что-то такое немного в духе «Великого Гэтсби».
__________________________________

Позднее добавление к этой теме: в контексте концепции Байяра фанфикшен становится особенно интересным явлением. С одной стороны, всё довольно просто: история очень хороша, настолько хороша, что нужна буквально небольшая доработка напильником до моей внутренней книги, ведь совершенно ясно, что (чаще всего) эти двое должны быть вместе, а его поведение объясняется главным образом недооценённостью и тонкой душевной организацией. Однако эта простота довольно иллюзорна, потому что в итоге мы получаем новый текст, который с одной стороны является заполнением дельта-расстояния от книги-ширмы (канона) до внутренней книги автора фан-фика (неуловимой и невыразимой), с другой - присоединяется к книге-фантому (первоисточнику), поскольку теперь является одним из проявлений первоисточника в культурном поле - виртуальной библиотеке. А с третьей стороны - этот текст является новой книгой, вокруг которой незамедлительно начинают развиваться все те же самые процессы, что и относительно всех остальных книг, уже созданных людьми.
С другой стороны, появляются всякие дополнительные переменные. Я думаю о фаноне. Личный фанон - это довольно понятная штука, то самое дельта-расстояние, которое отделяет книгу, с которой я ознакомился или думаю, что ознакомился, и мою внутреннюю книгу. Но есть ещё коллективный фанон - общее представление о том, какими книга, её персонажи и сюжет должны быть, но не являются. И это, кажется, какой-то альтернативный способ взаимодействия с культурным объектом вообще.

@темы: книги

23:32 

Джордан

замначальника департамента глюков и монстров
Примерно полгода с прошлого августа (ясно помню, что мы съехали из квартиры в Чертаново 7.08, а начинал я ещё в ней) по февраль перечитывал и дочитывал недочитанный в отрочестве цикл «Колесо времён» Джордана. (Там долбаных тринадцать книг, из которых последние три дописывал не Джордан, но я всё равно не понимаю, как это заняло столько времени.)
Я, кстати, с какого-то возраста в принципе отказался от культурного снобизма, которым в том же отрочестве изрядно грешил, потому что в культуре, как в экосистеме, нет ничего лишнего, и если некто создал нечто, что заинтересовало больше десяти человек (включая самого автора, его маму и его психотерапевта), то мы имеем дело с чем-то, что отражает некую реальность человеческой психики, и это заслуживает изучения и признания, а не бессмысленных реакций по типу «это мне не нравится, значит не должно существовать».
читать дальше

@темы: книги

23:57 

замначальника департамента глюков и монстров
Помню в конце "Тёмных начал" Пулмана был момент, который я в отрочестве не воспринял, а теперь отношусь к нему весьма лично, читать дальше

@темы: книги, правила жизни

01:31 

замначальника департамента глюков и монстров
В "Есть, молиться, любить" есть отличный отрывок (который я бы с удовольствием процитировала, но с планшета неудобно), где Гилберт говорит кому-то из своих римских друзей, что не могла бы жить в Риме остаток дней, а он говорит, что ей, наверное, не подходит главное слово Рима. Главное слово Рима - СЕКС. Там дальше про то, что слово Ватикана - ВЛАСТЬ, Нью-Йорка - ДОСТИГАТЬ, а Стокгольма - ЕДИНООБРАЗИЕ.

Когда я это прочитала, я, конечно, тут же пересказала это Арсению и предложила подумать слово для Москвы. Моя мысль была - ВЫЖИВАНИЕ, но Арсений поправил меня, что ВЫЖИВАНИЕ описывает не только Москву, а как бы даже чуть ли не страну. Как сказал Арсений, Москва - это как если бы было специальное слово, описывающее момент, когда ты поднимаешься после падения. В Москве все в какой-то степени выжившие, но люди делятся на поднявшихся и лежащих, и все стадии этого.

Я согласна с ним, конечно.
Кажется, логическим итогом жизни в Москве должно быть умение вообще не падать, Москва воспитывает из людей котов.
Очень мне не нравится во всём этом, что в этом городе, на мой вкус, совершенно невозможно жить одному. Одиночество, монада, влечёт меня как пугающее испытание, которое хочется пережить. Мне кажется, что я этого не умею совсем, безнадёжен, к тому же постоянно и везде нахожу поддержку в людях (в другой части книги Гилберт жаловалась на свою общительность; у меня и близко нет её экстравертированности, я, к тому же, отлично умею быть злым-холодным-незаинтересованным, но я отчасти, думаю, хорошо понимаю, о чём она, и почему можно жаловаться даже на такое благословенное качество), но всё же не представляю себе, как можно в этом городе выживать в одиночку. Да, здесь полно людей, которые, например, переехали и у них никого нет, вообще, но это рехнуться можно.

@темы: книги, города

18:41 

замначальника департамента глюков и монстров
"Год серого гуся" К. Лоренца - это как фильм о животных, только книга и авторский текст - от Лоренца.
Но я всё равно вытащил пару кусочков.

"...Собака, чей хозяин уехал по делам, тоскует так, словно он покинул её навсегда, - ведь у хозяина нет средств объяснить собаке, что он вернётся через неделю. Надолго оставленная собака получает такую тяжёлую эмоциональную травму, что даже не может бурно радоваться возвращению хозяина. Нередко минуют недели и даже месяцы, прежде чем такая собака обретает прежнюю живость, а порой следы травмы сохраняются навсегда. В эмоциональном плане животные гораздо ближе к нам, чем обычно считается. Способность рационально мыслить - вот где лежит пропасть, разделяющая людей и животных. Читая лекции и разговаривая с людьми, не имеющими отношения к нашей науке, я часто повторяю: "Животные гораздо менее умны, чем мы привыкли думать, но в чувствах и эмоциях они куда меньше отличаются от нас, чем вы считаете".
Это мнение подтверждается и тем, что нам известно о структуре и функциях различных отделов мозга. У людей, как и у животных, способность к рассудочной деятельности связана с передним мозгом, а эмоциональный центр лежит в более глубоких участках мозга. Эти глубокие участки у человека, в сущности, мало отличаются от соответствующих участков у животных, тогда как в степени развития полушарий переднего мозга между ними существует колоссальная разница."

"Я менее всего хочу трактовать животных как нравственный пример для человека в духе Эзопа или Лафонтена. История «Вороны и лисицы» всегда меня раздражала — хотя бы потому, что ворона вовсе не так уж глупа, чтобы ронять сыр. Ни одна реальная ворона его не уронила бы. У вороны имеется вместительный зоб, куда она может протолкнуть предмет, когда ей надо открыть клюв. А если предмет слишком велик, она крепко при-жмет его лапой. Я знал это уже в шесть лет, когда мне пришлось выучить басню наизусть."

@темы: цитаты, книги

17:19 

замначальника департамента глюков и монстров
Читаю сейчас к педагогике интересную статью: Шабельников В. К., "“Брахманы”, “кшатрии”, “вайшья”, “шудру” – четыре психологических мифа в истории субъектности".

Там есть намёки на схожее устройство отдельной психики и общества, а также рассуждения, очень похожие на мою старую мысль о том, что есть некая глубинная первородная допатриархальная сегрегация полов на мужчин-как-объекты и женщин-как-поля.

Дошла до последней части. Он пишет про дифференциацию социальных элементов подобно дифференциации групп клеток в многоклеточном организме!
"Дифференциация и сужение функций элементов происходят при формировании любых многоуровневых систем. Например, при возникновении многоклеточных организмов происходило сужение и деградация функций клеток, когда-то функционировавших в виде одноклеточных организмов. В большом организме клетки стали узко специализированными: лишь двигательными, окислительными, нервными и т.п. Нечто подобное происходит и с человеком в современном социальном организме."

И про аутичность современной культуры.

Дочитал. Про последний этап немного слабо, я считаю, но это почти везде так.
Очень интересный, по-хорошему глобальный текст, пересекающий психологию и культурологию. Правда я не знаю точно, насколько именно компетентный в зоне культурологии. Слово "гендер" не прозвучало, жаль. Про женщин кроме того, что мне понравилось, есть кое-что странное.

@темы: дела учебные, книги, цитаты

16:44 

замначальника департамента глюков и монстров
"Рекомендации читателю зависят от его подготовленности и намерений.

Абитуриенту. Прочитайте «Методологическое введение: психология и математика». Вы все еще желаете поступать на факультет психологии? Если да, то положите эту книгу в доступное место: вам все равно не избежать ее внимательного и неоднократного чтения, будучи студентом. Если нет — найдите 32 забавные картинки в книжке и подумайте, что бы они могли значить."

@темы: дела учебные, книги, цитаты

16:18 

замначальника департамента глюков и монстров
Окрываю введение учебника по матметодам. Первая фраза: "Среди других наук психологию отличает интригующее разнообразие точек зрения на её развитие".
- Как это... обтекаемо, - думаю.
Далее в сноске автор обнадёживает гуманитариев: "Выход есть: заведите себе "ручного" математика!"

Продолжение не хуже: "Стиль книги выбран с учетом того, что математические методы обычно вызывают большие трудности при изучении (и преподавании). Студенты (и не только они) часто сомневаются в необходимости изучения математических методов и испытывают страх при мысли о неизбежной перспективе их применения. <...> Необходимые для понимания математические основы даются скорее на интуитивном и неформальном уровне — без детального изложения математического обоснования и выводов формул, которые могут вызвать негативные переживания читателя, не обладающего основательной математической подготовкой. "

Всегда мечтала о математической книге, написанной с учётом моих негативных переживаний. Какой очаровательный, видимо, предмет...

@темы: дела учебные, книги

15:06 

замначальника департамента глюков и монстров
У меня есть любимое издание Мартина, я его собираю. Причём причины любви абсолютно непонятны - обложки явно рисовал человек, который знаком с сюжетом в очень кратком пересказе, да и вообще не то что бы это был самый большой шедевр типографического искусства в моей жизни.
Так вот, очень хочется купить следующую часть и не читать её.
Сериал ещё не вышел, а я устал от этого массивного великолепия.

@темы: книги

14:40 

замначальника департамента глюков и монстров
Упоительно и утомительно долго перечитывала "Игру престолов" и читала "Битву королей".
Мне не просто нравится Мартин, мне очень нравится Мартин. Помимо того, что это поразительно подробно проработанная вселенная и сюжет, помимо того, сколько характеров и линий одновременно поддерживает автор так, что в тексте практически нет фона, а есть только градиент между передним-задним планом, помимо того, насколько живые, выразительные и красивые характеры он создаёт, это ещё и психологически достоверно и имеет значимый дидактический смысл.
Всегда, когда с кем-то из главных героев или их близких случается какая-нибудь беда, отчётливой линией прослеживается цепочка неверных решений, которые к этому привели. Всегда или почти всегда эти решения вызваны, прошу прощения, жизненной философией по Княжне, опасным неучитыванием актуальных обстоятельств, оказанием предпочтения своим иллюзиям, приверженностью шаблонам мышления.

сколько-то цитат и комментарии к сюжету
Учитывая, к каким последствиям могут привести в этом мире малейшие проблемы в семейных отношениях или разрывы с реальностью, становится более понятна концепция Княжны о том, что в прошлом нелюди просто не выживали. Мысль о том, что было время, когда психологические проблемы реально убивали не за годы, а быстро и наглядно, становится гораздо очевиднее.

И мне всё же очень нравится, что я читаю книги после сериала. Сериал меняет характеры, многое упрощает и сливает часть линий, но он всё равно очень хорош, у меня есть даже пара-тройка образов, которые в сериале мне нравятся больше, воспринять это так в обратном порядке было бы гораздо сложнее.
Некоторых персонажей я представляю как актёров из сериала, некоторых - нет.
Значительная часть главных героев - Арья, Бран, Дейенерис, Санса, Джон, а также Серсея и Джейме мне гораздо интереснее в книге. В сериале зато некоторые герои второго плана типа Шаи, Мизинца или Оши, как по мне, раскрыты больше.

@темы: кино, книги

15:53 

замначальника департамента глюков и монстров
У меня периодически спрашивают, по чему мы учили анатомию ЦНС.
Мой учебник - Н. А. Фонсова, В. А. Дубынин "Функциональная анатомия нервной системы" и он есть на сайте кафедры, потому что купить его нереально. (Но я всё равно нашёл, чудесная женщина с авито встретилась со мной как мне было удобно ради одного этого учебника, который отдала мне за 50р. Я обожаю интернет.)
Он, в принципе, специально для психологов, потому его реально читать, не сильно зная медицину. Некоторые разделы были лучше, чем в лекциях, некоторые - хуже.

@темы: книги, дела учебные

17:13 

По поводу "Гарри Поттера и методов рационального мышления" Юдковского

замначальника департамента глюков и монстров
Долго не могла решить, как я отношусь к этой книге, потому что помимо всем очевидных достоинств, как то обаятельная пропаганда рационализма, у книги есть несколько очень утомительных для меня недостатков.

минусы

плюсы

@темы: книги

16:41 

замначальника департамента глюков и монстров
Сижу на работе полутрупом (я вообще не должен был работать сегодня, но А. совершенно по-шийски поймал простудный рецидив, а я совершенно как василиск угрохал весь физический ресурс на достижение цели до состояния лежать-и-плакать, но истощение на работе всё равно уместнее, чем температура >38, и поэтому я здесь), доперечитываю опять "Агрессию" Лоренца. Он изумителен.


"Потому что опасность для современного человечества происходит не столько из его способности властвовать над физическими процессами, сколько из его неспособности разумно направлять процессы социальные. Однако в основе этой неспособности лежит именно непонимание причин, которое является - как я хотел бы показать - непосредственным следствием тех самых помех к самопознанию. Они препятствуют исследованию именно тех и только тех явлений человеческой жизни, которые кажутся людям имеющими высокую ценность; иными словами, тех, которыми мы гордимся. Не может быть излишней резкость следующего утверждения: если нам сегодня основательно известны функции нашего пищеварительного тракта - и на основании этого медицина, особенно кишечная хирургия, ежегодно спасает жизнь тысячам людей, - мы здесь обязаны исключительно тому счастливому обстоятельству, что работа этих органов ни в ком не вызывает особого почтения и благоговения. Если, с другой стороны, человечество в бессилии останавливается перед патологическим разложением своих социальных структур, если оно - с атомным оружием в руках - в социальном плане не умеет себя вести более разумно, нежели любой животный вид, - это в значительной степени обусловлено тем обстоятельством, что собственное поведение высокомерно переоценивается и, как следствие, исключается из числа природных явлений, которые можно изучать.
Исследователи - воистину - совершенно не виноваты в том, что люди отказываются от самопознания. Когда Джордано Бруно сказал им, что они вместе с их планетой - это всего лишь пылинка среди бесчисленного множества других пылевых облаков, - они сожгли его. Когда Чарлз Дарвин открыл, что они одного корня с животными, они бы с удовольствием прикончили и его; попыток заткнуть ему рот было предостаточно. Когда Зигмунд Фрейд попытался проанализировать мотивы социального поведения человека и объяснить его причинность, - хотя и с субъективной психологической точки зрения, но вполне научно в смысле методики постановки проблем, - его обвинили в нигилизме, в слепом материализме и даже в порнографических наклонностях.
Человечество препятствует самооценке всеми средствами; и поистине уместно призвать его к смирению - и всерьез попытаться взорвать эти завалы чванства на пути самопознания."

@темы: книги, табачная работа, цитаты

00:34 

К. Лоренц, "Агрессия"

замначальника департамента глюков и монстров
"Для существа, лишённого понимания причинных взаимосвязей, должно быть в вышей степени полезно придерживаться той линии поведения, которая уже - единожды или повторно - оказывалась безопасной и ведущей к цели. Если неизвестно, какие именно детали общей последовательности действий существенны для успеха и безопасности, то лучше всего с рабской точностью повторять её целиком. Принцип "как бы чего не вышло" совершенно ясно выражается в уже упомянутых суевериях: забыв произнести заклинание, люди испытывают страх.
Даже когда человек знает о чисто случайном возникновении какой-либо привычки и прекрасно понимает, что её нарушение не представляет ровно никакой опасности <...>, возбуждение, бесспорно, связанное со страхом, вынуждает всё-таки придерживаться её, и мало-помалу отшлифованное таким образом поведение превращается в "любимую" привычку. До сих пор, как мы видим, у животных и у человека всё обстоит совершенно одинаково. Но когда человек уже не сам приобретает привычку, а получает её от своих родителей, от своей культуры, - здесь начинает звучать новая и важная нота. Во-первых, теперь он уже не знает, какие причины привели к появлению данных правил; благочестивый еврей или мусульманин испытывают отвращение к свинине, не имея понятия, что его законодатель ввёл на неё суровый запрет из-за опасности трихинеллеза. А во-вторых, удалённость во времени и обаяние мифа придают фигуре Отца-Законодателя такое величие, что все его предписания кажутся божественными, а их нарушения превращаются в грех."

"В принципе нет никакой разницы между упорством в соблюдении правил опрятности, внушенных нам в раннем детстве, и верностью национальным или политическим традициям, нормам и ритуалам, в соответствии с которыми нас формировала дальнейшая жизнь."

"Здесь снова возникает опасность, что меня неверно поймут, как это часто бывает, когда я обсуждаю человеческое поведение с точки зрения естествознания. Я на самом деле сказал, что человеческая верность всем традиционным обычаям обусловлена попросту привычкой и животным страхом ее нарушить; далее я подчеркнул, что все человеческие ритуалы возникли естественным путем, в значительной степени аналогичным эволюции социальных инстинктов у животных и у человека. Более того, я даже четко пояснил, что все унаследованное человеком из традиции и свято чтимое – не является абсолютной этической нормой, а освящено лишь в рамках определенной культуры. Но все это никоим образом не отрицает важность и необходимость той твердой верности, с которой любой порядочный человек хранит унаследованные обычаи своей культуры."

@темы: книги, цитаты

17:05 

К. Лоренц, "Агрессия или так называемое зло"

замначальника департамента глюков и монстров
"Какое-либо изменение окружающих условий, даже ничтожное само по себе, может полностью вывести из равновесия врождённые механизмы поведения. Они настолько неспособны быстро приспосабливаться к изменениям, что при неблагоприятных условиях вид может погибнуть. Между тем, изменения, произведённые самим человеком в окружающей среде, далеко не ничтожны. Если бесстрастно посмотреть на человека, каков он сегодня (в руках водородная бомба, подарок собственного разума, а в душе инстинкт агрессии - наследство человекообразных предков, с которым его рассудок не может совладать), трудно предсказать ему долгую жизнь. Но когда ту же ситуацию видит сам человек - которого всё это касается! - она представляется жутким кошмаром, и трудно поверить, что агрессия не является симптомом современного упадка культуры, патологическим по своей природе.
Можно было бы лишь мечтать, чтобы это так и было! Как раз знание того, что агрессия является подлинным инстинктом - первичным, направленным на сохранение вида, - позволяет нам понять, насколько она опасна. Главная опасность инстинкта состоит в его спонтанности. Если бы он был лишь реакцией на определённые внешние условия, что предполагают многие социологи и психологи, то положение человека было бы не так опасно, как в действительности. Тогда можно было бы основательно изучить и исключить факторы, порождающие эту реакцию."

По-моему, разница между инстинктом и реакцией - это самое важное, что вообще можно знать об инстинкте.

@темы: цитаты, книги

17:04 

К. Лоренц, "Агрессия или так называемое зло"

замначальника департамента глюков и монстров
"Обычному цивилизованному человеку случается увидеть подлинную агрессию лишь тогда, когда сцепятся его сограждане или домашние животные; разумеется, он видит лишь дурные последствия таких раздоров. Здесь поистине устрашающий ряд постепенных переходов - от петухов, подравшихся на помойке, через грызущихся собак, через мальчишек, разбивающих друг другу носы, через парней, бьющих друг другу об головы пивные кружки, через трактирные побоища, уже слегка окрашенные политикой, - приводит наконец к войнам и к атомной бомбе."

"У нас есть веские основания считать внутривидовую агрессию наиболее серьёзной опасностью, какая грозит человечеству в современных условиях культурно-исторического и технического развития. Но перспектива побороть эту опасность отнюдь не улучшится, если мы будем относиться к ней как к чему-то метафизическому и неотвратимому; если же попытаться проследить цепь естественных причин её возникновения - это может помочь."

"Мой учитель Оскар Хейнрот часто шутил: "После крыльев фазана-аргуса, темп работы людей западной цивилизации - глупейший продукт внутривидового отбора."

"То, что как раз самые интимные личные связи, какие вообще бывают между живыми существами, в полную меру насыщены агрессией, - тут не знаешь, что и сказать: парадокс это или банальность."

@темы: цитаты, книги

...белый... (Мысли на случайные темы.)

главная